Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Узбекистан. Библейские мотивы

Узбекистан, окрестности Ургута. Фотограф: Константин Калишко. Uzbekistan, Urgut. Photographer: Konstantin Kalishko

На одной из горных дорог, где ишак считается более надежным средством передвижения, чем автомобиль, мой водитель спросил, не хочу ли я заглянуть в гости в обычный сельский дом. По узкой козьей тропке мы спустились к глиняной мазанке. Нам открыла дверь немного испуганная и смущенная женщина. Мой гид что-то сказал по-узбекски, она улыбнулась и повела нас в дом.

Пригнувшись я вошла внутрь. Сени и одна небольшая комната. Плотно утоптанный земляной пол, низкий потолок, укрепленный нестругаными досками. Вместо мебели две лежанки – фактически просто поднятая чуть выше земля – накрытые парой самых скромных ковриков. На шнуре свисает бесполезная лампочка. «Электричества здесь нет уже несколько месяцев», объясняет водитель. За деревянной перегородкой слышно блеяние. Сквозь щели видна коза и козленок.
Бывает такая чистая и неосознающая себя таковой бедность, которая становится похожей уже на святость.

«Попробуйте». Я оборачиваюсь и вижу, что хозяйка протягивает мне глиняную плошку с домашним кефиром. За ее юбку держатся двое малышей с вытаращенными от ужаса и любопытства глазами. В такие моменты грешники в писаниях падают на колени и целуют ноги святым. Я же молча беру плошку и выпиваю этот кислый, с комочками кефир, который в реальной жизни люто ненавижу. Благодарю, пытаюсь дать какие-то деньги, от чего мне становится еще хуже. И долго молчу, уже сидя в машине и рассматривая остальные дома в этом кишлаке.


«Вы знаете, в богатом доме для гостя зарежут барана и сделают плов специально для него. Угощение – это даже не традиция. Это священная обязанность каждого человека», - говорит водитель. «А у этой женщины больше ничего нет из еды. Вот она и предложила самое ценное, что у нее есть».

Место: Узбекистан, окрестности Ургута
Location: Uzbekistan, nr Urgut

Лазурь Шахи-Зинда

Самарканд. Комплекс Шахи-Зинда. Древняя архитектура Узбекистана.

Солнце отражается в блестящих голубых изразцах, покрытых тонкой геометрией узора и завитками каллиграфии. Стихи во славу Аллаха вязью поднимаются по сине-белым стенам мавзолеев и мечетей, растворяясь где-то в высоком небе среди облаков и голубей. Воздух спокоен и тих, лишь изредка ветер врывается в арочные проходы, срывая с женских голов легкие шали и платки.

Шахи-Зинда значит «Живой царь». Культ этого святого существовал в Самарканде с доисламских времен. Арабы пристроили его в свой пантеон через дальнее «родство» с пророком Мухаммадом. По легенде святой получил смертельное ранение при сражении под стенами Самарканда, но не умер, а ушел под землю, став «вечно живым» покровителем города. Его мавзолей (примерно XI в., достроен в XIV в.) пользовался таким почтением и популярностью, что со временем превратился в подобие кремлевской стены. Знатные горожане стремились построить свои усыпальницы, как можно ближе к месту упокоения святого. При этом они заказывали строительство у искусных архитекторов. В результате получилась целая улица-музей лучших образцов архитектуры древнего Самарканда.

Здесь нет сувенирных лавок, больших туристических групп, современных зданий на заднем фоне и других отвлекающих моментов цивилизации. Сохранен кусочек восточной сказки. Первая глава из 1001 ночи, действие которой, кстати, начинается в Самарканде.

Место: Узбекистан, Самарканд, Шахи-Зинда
Location: Uzbekistan, Samarkand, Shahi-Zinda