Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Венеция. Оперный герой.

Венеция. Гондольеры. Фотограф: Константин Калишко. Venice, gondoliers. Photographer: Konstantin Kalishko.

Гондольер – персонаж, настолько соответствующий театральному духу города, что его перестаешь воспринимать, как человека. Скорее, как красочную, обязательную деталь венецианских декораций. На данный момент в Венеции 425 человек официально носят классическую униформу гондольера – черные брюки, футболка в полоску и соломенная шляпа с лентой. Цвет ленты сезонный: летом – в тон внутренней обивки гондолы, зимой – черный.

За головными уборами гондольеры ходят в магазин Джулианы Лонго. Ее семья занимается шитьем традиционных гондольерских шляп уже более ста лет. И на данный момент это единственный подобный мастер в Венеции.

Венеция, гондольеры. Фотограф: Константин Калишко. Venice, Bacino Orseolo. Photographer: Konstantin Kalishko

Веками гильдия гондольеров была привилегированным «клубом». Пройти изнурительное обучение и сдать экзамены было недостаточно. Лицензия на вождение гондолы передавалась только по наследству. С 1990-х гг закон разрешил выдачу лицензии для «посторонних». А в 2010 г. корпорация даже приняла в свои ряды женщину. Первый случай за тысячу лет!

Однако фактически гондольеры остаются чрезвычайно закрытой, мужской и очень обеспеченной кастой.
Лучший способ понаблюдать за гондольерами в естественной обстановке – прийти рано утром к Bacino Orseolo, небольшой заводи на северо-западном краю площади Сан Марко. Это «гараж для гондол», где многие паркуют лодки на ночь. Здесь гондольеры начинают рабочий день, переоблачаются и с изяществом маневрируют среди десятков скученных гондол, выходя на открытую воду.

Место: Италия, Венеция, Гранд Канал
Location: Italy, Venice, Grand Canal

Венеция. Как и где делают гондолы.

Венеция. Верфи для гондол. Venice Squero San Trovaso

Крохотная семейная верфь Squero San Trovaso создает, ремонтирует и реставрирует гондолы с 17 в. В те времена, 15-17 вв, в Венеции работали десятки лодочных мастерских, а городские каналы заполняла 10000-ная гондольная «флотилия». Сегодня традицию поддерживают около 450 туристических гондол и всего 3 верфи–squero.

8 пород деревьев: дуб, пихта, вишня, лиственница, орех, липа, красное дерево, вяз. 280 выточенных вручную деталей. Месяцы кропотливого труда. 15 лет, чтобы обучиться ремеслу. Неудивительно, что цена самой простой гондолы начинается от 20000 евро.

Посмотреть на процесс гондолотворения можно прямо из бара, расположенного через канал напротив от верфи.

Место: Венеция, верфь Squero San Trovaso
Locationa: Venice,
Squero San Trovaso

Порто, Португалия. Винный туризм. Практическая информация.

Португалия, Порто, Вила Нова ди Гайо, винный туризм. Фотограф: Константин Калишко. Portugal, Porto, Vila Nova di Gaio, wine tourism. Photographer: Konstantin Kalishko. www.kalishko.com
В продолжении темы винного туризма.

Порто, Португалия
Начиная со второй половины XVIII в. в Португалии запрещено хранить, выдерживать и бутилировать портвейн на продажу где-либо, кроме как в скромном городке Вила Нова ди Гайо, который расположен сразу за рекой, напротив своего соседа Порто.

Вдоль пристани Вила Нова ди Гайо покачиваются лодки rabelos, на которых перевозили вино с виноградников в город до того, как плотина электростанции перегородила реку. Набережная заставлена сувенирными и настоящими бочками, застроена низкими вытянутыми помещениями, из дверей которых тянет прохладой погребов. Это и есть погреба, винные склады-лоджи, где хранится мировой запас портвейна. За первым рядом лоджей еще один, еще и еще. На перекрестках указатели не улиц, а виноделен. Большинство дверей распахнуты с 10 утра. Ознакомительные туры и дегустации предлагают несколько десятков домов.

Нужно собрать все силы, чтобы покинуть этот искусственный рай, наполненный благородными винными парами и историей. И отправиться в сентиментальное путешествие вдоль реки Доуру – «закусывать» выпитый портвейн видами полей и виноградников.
Португалия, Порто, Вила Нова ди Гайо, винный туризм. Фотограф: Константин Калишко. Portugal, Porto, Vila Nova di Gaio, wine tourism. Photographer: Konstantin Kalishko. www.kalishko.com

Когда
Хорошее время для посещения с мая по начало октября. Пиковый туристический сезон, когда все винные дома гарантированно открыты для посетителей – июнь-сентябрь. По возможности стоит избегать августа, когда вся отпускная Европа отправляется колесить по городам и весям. В это время обнаруживается тотальный дефицит гостиничных номеров, свободных мест в ресторанах и внимания к туристам.
Праздники
Праздники сбора урожая начинаются в конце сентября и продолжаются до середины октября. Расписание мероприятий можно уточнить в турофисе Порто.
23-24 июня в Порто проходит красочные гонки на старинных винных барках rabelos – Festas de São João (Программа праздника на июнь 2013 г.)

С чего начать
Ни в одной винодельне вам не расскажут так подробно и доходчиво о классификации и разнообразии портвейнов, как в укромном ресторане Solar do Vinho do Porto (Rua Entre Quintas 220). Винный бар скрыт в листве cадов Palácio de Cristal, расположенных на высоком холме. В коллекции ресторана, курируемого Институтом портвейна и вин региона Доуру, несколько сотен видов портвейнов. На рекомендации профессиональных официантов нужно полагаться в обязательном порядке. И ориентируясь на них составлять план посещения понравившихся хозяйств.

Туристический офис в Вила Нова ди Гайо находится прямо на набережной (Av. Diogo Leite) среди винных подвалов. Там посетители получают детальную карту города, а также список виноделен, открытых для посещения. Еще неплохо выпросить таблицу лучших винтажей, годов, когда урожай был исключительным по качеству.

За пределами города винным центром считается деревушка Пиньяу, стиснутая в ложбине гор и излучине реки. Три улицы, пристань, железнодорожный вокзал с ренессансными картинами сбора урожая. Вокруг винодельческие поместья (quintas) с вековой и старше историей, необыкновенной приятности пейзажи и не меньшей приятности люди. Офис по туризму находится сразу возле железнодорожной станции (Largo da Estação).

В следующем посте - об особенностях винного туризма в Порто + список наиболее интересных для посещения винных погребов.

Небо Тосканы

Tuscany view. Photographer: Konstantin Kalishko, www.kalishko.com


Я лежу на кровати и смотрю в распахнутое окно. Через него на меня нисходит тосканская благодать высшей пробы. Долина Валь д’Орча. Мягкие линии полей, холмов, облаков. Иконописная старая слива, под ней стол из грубых досок. И нежный цвет неба, прозрачный голубой с золотым.




Хотите увидеть небо Тосканы – пересмотрите лучшие примеры сиенского треченто или русские иконы эпохи Рублева. Мадонна Симоне Мартини и рублевские ангелы одеты в этот божественный цвет. Подумать только, какой тонкой, неуловимой нитью связано общее для всех русских чувство близости с Италией. И наиболее полно оно ощущается здесь – у первоисточника Ренессанса, в сердце Тосканы.




Но конечно же тосканское небо нужно видеть вживую. И нет для этого лучшего способа, чем агротуризм. Когда вместо городской гостиницы ты выбираешь проживание на ферме, расположенной где-то в полях, где ошибается GPS, нет указателей, а адрес выглядит, как список отметок для профессиональных охотников.





Tuscany view. Photographer: Konstantin Kalishko, www.kalishko.com


На ферме я оказалась вчера поздно вечером. Фермер Вильмо обрадовался мне, как родной. Завел свой трактор, куда уже поместилась половина его семейства: жена со стопкой полотенец и младший сын с мылом и порционными шампунями. Таким эскортом меня проводили к старому каменному дому с высокой лестницей, большой террасой, гигантским камином, куда можно подвесить тушу кабана, и тем самым видом из окна, что держит меня в сладком очаровании вот уже более получаса.




Место: Италия, Тоскана, окрестности Монтикьелло


Location: Italy, Tuscany. nr. Monticciello

Винный туризм


Ресторан Tupungato Divino. Мендоза, Аргентина.


Для меня самый простой способ оказаться, например, в Аргентине – это откупорить бутылку аргентинского вина. С первым же глотком я вспоминаю до мельчайших черточек: машину на обочине, виноградные ряды, уходящие к подножию снежных Анд, дымчатую испарину на гроздьях мальбека, прохладу винных подвалов и жар нагретой солнцем земли, сиесту в ресторанчике, затерянном между зелеными полями и синим-синим небом.

Или Португалия. Сладкий запах портвейна уводит на берега реки Доуру. Холмы, опоясанные террасами виноградников. Белые поместья-кинты. Старик, у которого я пытаюсь выяснить дорогу, а он не говорит по-английски, но все приглашает попробовать его лучшее порто. Виноделы, поющие песни вечером в баре, сделанном из огромной бочки. И стаканчик 40-летнего нектара «не на продажу, а только для гостей».

Вино – не просто вкус той страны, где его вырастили. Это всегда часть истории, почти сакральный труд поколений людей, влюбленных в свою землю. Причаститься к их жизни, узнать ее получше, выпить вместе с ними их вина – это опыт, который поможет понять другую страну лучше, чем что-либо. Понять и полюбить эти места всем сердцем. Как это и произошло со мной в разных частях света.

coming soon
Аргентина, Мендоза
США, долина Напа
Португалия, Порто
Италия, Монтальчино и Монтепульчано
Греция, Санторини
Франция, Бордо

Каньон Антилопа. США

Каньон Антилопа. Фотограф - Константин Калишко. Antepole Canyon. Photographer - Konstantin Kalishko.

Молодая индеанка протягивает билеты в очередной каньон и машет рукой – вам туда. Мы спускаемся в подобие высохшего русла реки. Широкие плоские камни, песок. Где каньон? Между двумя плитами видна небольшая трещина. Это не может быть он. Мы туда просто не влезем. Обходим территорию и снова возвращаемся к расщелине. Ее ширина не больше полуметра. На солнце блеснули ступени лесенки. Значит туда. Удивительно, но шаг за шагом мы втискиваемся в глубь земли.



Спускаемся все ниже, стенки изгибаются, принимая все более причудливые формы. Мы изгибаемся вместе с ними, чтобы протолкнуть тела все дальше. Наконец достигаем дна. Извилистая песчаная тропинка – единственное, что находится в привычной плоскости. Со стенами творится безумие. Они заворачиваются, струятся, бесятся в застывшем вихре-танце. Иногда они раздвигаются, позволяя осмотреться. Иногда сужаются так, что приходится изогнувшись вкривь и вкось продвигаться, опираясь на самые разные части своего тела. Отличная проверка на координацию движений и лишний вес.



Каньон Антилопа – естественный феномен, результат вымывания мягких каменных пород под воздействием регулярных ливневых паводков. Опасность таится в том, что ливни обычно проходят далеко в горах. В долине, где находится потайная щель, в этот момент светит жаркое солнце и ничто не предвещает опасности. Если вы не метеочувствительный индеец, то никогда не подумаете, что следует в срочном порядке покинуть это место. Потому что в течение часа картина может поменяться на противоположную. Стремительная лавина мутной воды за минуты заполняет каньон и пересохшее русло. Выбраться из каменной ловушки практически невозможно.

Фотосовет
Каньон Антилопа наиболее эффектно выглядит ближе к полудню, когда свет падает прямо в расщелину, хорошо высвечивая фактуру подземных красот. Нижняя Антилопа лучше освещена с 10:00 до 11:00 и с 13:00 до 14:00. Верхнюю Антилопу стоит разглядывать с одиннадцати до часу дня.

Место: США, резервация Навахо, Каньон Антилопа
Location: USA, Navajo Reservation, Antelope Canyon

Боливия. Горная болезнь.



Боливия. Не советую прилетать туда самолетом, да еще после бессонной новогодней ночи в Нью-Йорке. Гораздо менее травматично постепенно подниматься наземным транспортом из Перу. Но с нами приключился именно первый вариант. Поэтому с горной болезнью я познакомилась достаточно жестко.

Помню, самолет подозрительно быстро снизился и совершил посадку. Дело в том, что аэропорт Ла Паса, административной и финансовой столицы Боливии, находится на высоте 4200 м. Самый высокогорный в мире. Здесь все – самое высокогорное.

Как только открыли входной люк. Бах. Мою грудь сдавило, в глазах потемнело, в ушах зазвучала бравурная музыка. Сознание покинуло тело в поисках более комфортного места проживания. Где-то вдали звучали сочувственные голоса стюардесс «Такая бледненькая!». Кислородная маска, кресло-каталка к трапу. Иммиграционный контроль? Не помню, но виза в паспорте есть. Медицинский кабинет. Не делайте резких движений!

В гостиницах Ла Паса для туристов предлагают стандартный сервис - кислородный балон в номер. Не отказывайтесь - незаменимая штука, чтобы нормально уснуть.

Как же бороться с неизбежной горнячкой.
Индейское название горной болезни – сороче. В любой аптеке вас сразу поймут и выдадут местные пилюли. В сочетании с чаем из листьев коки они помогают быстро и безболезненно адаптироваться на высоте. Свежие листья коки не оказывают никакого наркотического воздействия. Они являются легким стимулятором и усиливают способность легких абсорбировать кислород. Купить коку можно в магазине или на рынке. В гостиницах ее предлагают к завтраку. Ее можно жевать или заваривать, как чай.

Местные жители употребляют коку с незапамятных времен. Пришедшие испанцы активно использовали свойства коки на высокогорных серебряных рудниках. Еще бы: кока позволяет работать даже в самых тяжелых условиях, снижает аппетит и повышает лояльность к труду!

Общие советы для больных горнячкой: не лежать, двигаться, но не напрягаться, пить больше жидкости (негазированной), не переедать (особенно на ночь).

На фотографии: джип в Салар де Уюни.

Место: Боливия, Альтиплано, Салар де Уюни
Location: Bolivia, Altiplano, Salar de Uyuni

Лиссабон и мой любимый трамвай



Театр с имперским прошлым, сейчас немного обветшавший и выцветший под ярким солнцем. Каждый день жители этого города распахивают ставни, поднимают занавес и громко и отчетливо играют в жизнь. А рядом дышит покоренный много веков назад океан.
10 вещей, которые нужно сделать в Лиссабоне.

На фотографии: фуникулер Elevador da Bica. Работает с 28 июня 1892 г. Поднимается вдоль практически отвесной ул. Rua da Bica (автомобили здесь не могут проехать). Всего в Лиссабоне 3 работающих фуникулера: Bica, Lavra и Gloria. Gloria - самый туристический.

Улица Rua da Bica по-домашнему уютна. Ее ширина такова, что, когда проходит фуникулер, пешеходы теснятся ближе к стенам домов, а посетители крохотных уличных кафе поджимают ноги, чтобы проходящий трамвайчик их не отдавил. Местные жители считают улочку "своей". По вечерам, особенно в дни футбольных матчей, они вытаскивают телевизоры на улицу. Как же болеть в одиночестве? Соседи, прохожие, туристы – все подтягиваются к экрану. Расставляются столы, стулья и обязательно гриль, со стороны которого начинает тянуть аппетитным запахом брызжущих соком колбасок. В момент прохода фуникулера вся толпа, не отрываясь от просмотра, встает, освобождает рельсы и дает дорогу желтому вагончику. Водитель медленно проезжает, сам полностью поглощенный происходящим на телевизионном экране. Все опять рассаживаются по местам, и вечеринка продолжается.

Место: Португалия, Лиссабон, ул. Rua da Bica de Duarte Belo
Location: Portugal, Lisbon, Rua da Bica de Duarte Belo

Иранские хроники



В Персеполь нужно ехать рано утром, пока солнце не нагрело камни, скалы и песок до размягченного состояния. Инфраструктура праздничного города персидских царей была полностью разрушена еще Александром Македонским. Теперь найти тень в древних развалинах проблематично.

По одной из версий, город был построен для празднования торжеств. В первую очередь, для встречи Навруза – Нового года. В остальное время Персеполь пустовал. Дарий I (Великий) начал строительство в VI веке до н.э. Его продолжили правители с не менее громкими именами: Ксеркс I и II, Артаксерксы I, II, III.

Каждая деталь комплекса рассчитана на то, чтобы оставить в посетителе всего два чувства: торжественность момента и преклонение перед величием царей. Туристы попадают в Персеполь по парадной лестнице и через главные ворота, как члены пышных делегаций две тысячи лет назад. Низкие широкие ступени сделаны специально для гостей в длинных праздничных одеждах. Здесь не взбежишь наверх второпях, подхватив концы тоги.

С просторной площади наверху открывается вид на обширное пространство, когда-то впечатляющее фасадами дворцов, галереями и коллонадами. Сейчас змейки туристов струятся сквозь имперские руины, обвивая остовы колонн и пытаясь найти тень в уцелевших дверных проемах фантастического размера.

Взгляд останавливается на грандиозных воротах Ксеркса, охраняемых гигантскими крылатыми тварями. Прикрывая глаза от слепящего солнца и грозных барельефов, запрокидываешь голову. Где-то на самом верху красуется гордая надпись «Я Ксеркс, Великий Царь, Царь царей, Царь всех земель... Множество прекрасных зданий создано в Персии. Я создал их, и мой отец создал их».

Место: Иран, Персеполь
Location: Iran, Persepolis

Миражи Бухары


Бухара, ансамбль Кош-медресе, медресе Абдулла-Хана (1588-1590).

Гул бухарского базара стихает на боковых улочках, где живут ремесленники. Стая почтовых голубей, гоняемая мальчишкой, шумит крыльями над верхушкой минарета. На пустынной площади стоят друг напротив друга два бывших религиозных училища-медресе.

Старик, гревшийся на солнце, отпирает тяжелые двери. Проходите! Тут музей. На стендах висят фотографии советской Бухары, схемы древнего водоснабжения. Когда-то в городе было 360 хаузов - водоемов с проточной водой, - соединенных подземной сетью каналов. Сейчас остались лишь десятки. Ими пользуются, хотя до сих пор неизвестно, каким образом подведена вода. Такая же история с тремя сохранившимися со средних веков банями. Одну из них недавно пытались реконструировать, разобрали, после чего канализация XVI века перестала работать. Восстановить ее не смогли. Теперь работают только две.

Один рисунок на стенде отклеился. Старик охает и пытается вытрясти каплю клея из баночки. Кончился. Раньше следили за всеми памятниками, теперь вот не справляются, вздыхает смотритель. Несколько лет назад сняли с петель все резные двери во внутреннем дворе.

Мы забираемся по осыпающейся лестнице на крышу медресе. Сверху видны учебные галереи, пустой двор, старое тутовое дерево и старик-сторож. Тутовые деревья сажали специально, - доносится его голос. Их длинные корни осушают подземные соленые воды, залегающие под Бухарой и подмывающие фундамент зданий... При виде разрушающегося медресе меня пронзает мгновенная мысль о том, как легко может исчезнуть старый Узбекистан, невидимый для большей части туристов. Не станет смотрителя, засохнет дерево, погибнет здание.

Место: Узбекистан, Бухара, медресе Абдулла-Хана
Location: Uzbekistan, Bukhara, Abdulla-Khan Madrassah