Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Оправдание фуа гры




Быть может мне не стоило ехать на ферму по производству фуа гры, но уж очень хотелось проверить А.Дюма. В Кулинарном словаре он писал о гусиных ужасах. Птиц обездвиживают, прибивая их лапы гвоздями к полу. Выкалывают им глаза. Не дают воды. Все ради того, чтобы их печень набрала драгоценную жирность и нежность.


С момента этих описаний прошло больше ста лет. Гуманизм не победил чревоугодие, но птичьи условия стали мягче. Современные гурманы довольно спокойно наблюдают процесс кормления птиц.





У гуся вытягивают шею, засовывают в открытый клюв длинную воронку. К воронке присоединен шланг, по которому поступает смесь кукурузных зерен и воды. Кормилец нажимает на педаль подачи, смесь заполняет птицу под самое горлышко. И так до 4-х раз в день. Пока печень не увеличится до предписанных объемов.


Фермер объясняет, что подобное питание – имитация естественного процесса. Печень перелетных птиц обладает натуральной способностью вырастать в несколько раз. Это происходит перед длительными перелетами, когда гуси усиленно едят.


Видя сомнение на лицах экскурсантов, хозяин фермы переключает внимание на собственные тяжелые условия труда. Он рассказывает, что еще в середине XX в. его родителям приходилось кормить стадо вручную. Машин не было, корм закладывали через воронку руками. Каторжный труд!


Все сочувственно вздыхают и переходят в фермерскую лавку, где уже не надо смущенно смотреть в глаза гусям и уткам, а можно смело разглядывать этикетки и ценники.


Я уезжаю со смешанным чувством вины и радостью обладания парой килограммов деликатесного товара. С совестью меня примиряет мысль о том, что это Франция. Ее национальная кухня включена в список ЮНЕСКО, как нематериальной культурное наследие. А чужую культуру надо уважать.


Место: Франция, Дордонь, ферма Élevage du bouyssou

Location: France, Dordogne, Élevage du bouyssou farm

Миражи Бухары


Бухара, ансамбль Кош-медресе, медресе Абдулла-Хана (1588-1590).

Гул бухарского базара стихает на боковых улочках, где живут ремесленники. Стая почтовых голубей, гоняемая мальчишкой, шумит крыльями над верхушкой минарета. На пустынной площади стоят друг напротив друга два бывших религиозных училища-медресе.

Старик, гревшийся на солнце, отпирает тяжелые двери. Проходите! Тут музей. На стендах висят фотографии советской Бухары, схемы древнего водоснабжения. Когда-то в городе было 360 хаузов - водоемов с проточной водой, - соединенных подземной сетью каналов. Сейчас остались лишь десятки. Ими пользуются, хотя до сих пор неизвестно, каким образом подведена вода. Такая же история с тремя сохранившимися со средних веков банями. Одну из них недавно пытались реконструировать, разобрали, после чего канализация XVI века перестала работать. Восстановить ее не смогли. Теперь работают только две.

Один рисунок на стенде отклеился. Старик охает и пытается вытрясти каплю клея из баночки. Кончился. Раньше следили за всеми памятниками, теперь вот не справляются, вздыхает смотритель. Несколько лет назад сняли с петель все резные двери во внутреннем дворе.

Мы забираемся по осыпающейся лестнице на крышу медресе. Сверху видны учебные галереи, пустой двор, старое тутовое дерево и старик-сторож. Тутовые деревья сажали специально, - доносится его голос. Их длинные корни осушают подземные соленые воды, залегающие под Бухарой и подмывающие фундамент зданий... При виде разрушающегося медресе меня пронзает мгновенная мысль о том, как легко может исчезнуть старый Узбекистан, невидимый для большей части туристов. Не станет смотрителя, засохнет дерево, погибнет здание.

Место: Узбекистан, Бухара, медресе Абдулла-Хана
Location: Uzbekistan, Bukhara, Abdulla-Khan Madrassah