Category: музыка

Тбилиси. Кутёж. И мастер-классы в Грузии

museum_nikopirosmani

Рога полны вином, стол – закусками, лица – торжественностью момента. С вывески духана на каждого входящего призывно смотрят герои-кутежники Пиросмани. Заходи, дорогой, поскорее! Как раз тост за тебя говорим.

Осенняя прохлада отступает. Из раскрытой двери вырываются клубы теплого пара. Шашлыки, хинкали, хлеб из печи, вино, дыхание пирующих, песня, гомон всеобщего праздника – все это стискивает входящего в крепкие объятия и втягивает внутрь. И уже можно не думать о том, что делать дальше.

Тебя сажают за стол. Меню? Зачем, меню? Все будет хорошо и без меню. Вино домашнее, свежее, для нас специально делают. Хинкали уже готовятся. Осторожно – очень горячие! Лобио попробуйте. Чанахи, чакапули, чашушули, чахохбили. Не спешите. Впереди еще такая сытная и любимая всеми буква «шашлыки». До конца русского алфавита дошли – значит пора осваивать грузинский.

Пока я занимаюсь азбукой, вокруг звучит оркестр грузинского застолья. Музыкальный шум становится то разговором, то спором, то песней. Чтобы не сбивать пирующих с ритма, еда и вино подаются на стол нескончаемым потоком. Официанты летают между столами и подпевают по мере возможности.

Чем дальше, тем величественнее и проникновеннее атмосфера. Певец тифлисских духанов – Пиросмани – подметил эту особенность грузинских застолий. Упоительное торжество духа над материей. Когда уже не отличить тоста от молитвы, а накрытый стол – от тайной вечери. Когда в радостный восторг обязательно добавлена капля грусти. Для более тонкого вкуса жизни.

Вечерний Тбилиси. Фотограф: Константин Калишко.

Веселью тесно внутри духана. Оно выплескивается наружу. Столы стоят под звездами. Шашлычный дым и винные пары плывут над старым городом, все обращая в символы и живописные картины. Желтый свет фонарей отражается от плотной дымовой завесы и словно рампа эффектно выхватывает из влажных сумерек силуэты людей.

Так их и рисовал Пиросмани. Светлыми красками по черному глянцевому фону простой клеенки. Проявляя из темноты тонкогорлый кувшин с вином, полумесяц дыни, белозубую улыбку карачохели (классический бравый типаж в черной традиционной одежде-чохе), лица и замершие в ожидании тоста бокалы.

--
Считайте этот текст рекламой моих сентябрьских мастер-классов в Грузии - по travel-журналистике.
Это будет эногастрономический тур по системе Field trip – знания через путешествия. Ежедневные мастер-классы по travel-журналистике будут проходить на улицах Старого Тбилиси, виноградниках Кахетии и в самых атмосферных духанах Грузии. Присоединяйтесь!
В комментариях отвечу на все вопросы. Пара мест еще осталась.

Миражи Бухары


Бухара, ансамбль Кош-медресе, медресе Абдулла-Хана (1588-1590).

Гул бухарского базара стихает на боковых улочках, где живут ремесленники. Стая почтовых голубей, гоняемая мальчишкой, шумит крыльями над верхушкой минарета. На пустынной площади стоят друг напротив друга два бывших религиозных училища-медресе.

Старик, гревшийся на солнце, отпирает тяжелые двери. Проходите! Тут музей. На стендах висят фотографии советской Бухары, схемы древнего водоснабжения. Когда-то в городе было 360 хаузов - водоемов с проточной водой, - соединенных подземной сетью каналов. Сейчас остались лишь десятки. Ими пользуются, хотя до сих пор неизвестно, каким образом подведена вода. Такая же история с тремя сохранившимися со средних веков банями. Одну из них недавно пытались реконструировать, разобрали, после чего канализация XVI века перестала работать. Восстановить ее не смогли. Теперь работают только две.

Один рисунок на стенде отклеился. Старик охает и пытается вытрясти каплю клея из баночки. Кончился. Раньше следили за всеми памятниками, теперь вот не справляются, вздыхает смотритель. Несколько лет назад сняли с петель все резные двери во внутреннем дворе.

Мы забираемся по осыпающейся лестнице на крышу медресе. Сверху видны учебные галереи, пустой двор, старое тутовое дерево и старик-сторож. Тутовые деревья сажали специально, - доносится его голос. Их длинные корни осушают подземные соленые воды, залегающие под Бухарой и подмывающие фундамент зданий... При виде разрушающегося медресе меня пронзает мгновенная мысль о том, как легко может исчезнуть старый Узбекистан, невидимый для большей части туристов. Не станет смотрителя, засохнет дерево, погибнет здание.

Место: Узбекистан, Бухара, медресе Абдулла-Хана
Location: Uzbekistan, Bukhara, Abdulla-Khan Madrassah