Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Иранские хроники



В Персеполь нужно ехать рано утром, пока солнце не нагрело камни, скалы и песок до размягченного состояния. Инфраструктура праздничного города персидских царей была полностью разрушена еще Александром Македонским. Теперь найти тень в древних развалинах проблематично.

По одной из версий, город был построен для празднования торжеств. В первую очередь, для встречи Навруза – Нового года. В остальное время Персеполь пустовал. Дарий I (Великий) начал строительство в VI веке до н.э. Его продолжили правители с не менее громкими именами: Ксеркс I и II, Артаксерксы I, II, III.

Каждая деталь комплекса рассчитана на то, чтобы оставить в посетителе всего два чувства: торжественность момента и преклонение перед величием царей. Туристы попадают в Персеполь по парадной лестнице и через главные ворота, как члены пышных делегаций две тысячи лет назад. Низкие широкие ступени сделаны специально для гостей в длинных праздничных одеждах. Здесь не взбежишь наверх второпях, подхватив концы тоги.

С просторной площади наверху открывается вид на обширное пространство, когда-то впечатляющее фасадами дворцов, галереями и коллонадами. Сейчас змейки туристов струятся сквозь имперские руины, обвивая остовы колонн и пытаясь найти тень в уцелевших дверных проемах фантастического размера.

Взгляд останавливается на грандиозных воротах Ксеркса, охраняемых гигантскими крылатыми тварями. Прикрывая глаза от слепящего солнца и грозных барельефов, запрокидываешь голову. Где-то на самом верху красуется гордая надпись «Я Ксеркс, Великий Царь, Царь царей, Царь всех земель... Множество прекрасных зданий создано в Персии. Я создал их, и мой отец создал их».

Место: Иран, Персеполь
Location: Iran, Persepolis

Миражи Бухары


Бухара, ансамбль Кош-медресе, медресе Абдулла-Хана (1588-1590).

Гул бухарского базара стихает на боковых улочках, где живут ремесленники. Стая почтовых голубей, гоняемая мальчишкой, шумит крыльями над верхушкой минарета. На пустынной площади стоят друг напротив друга два бывших религиозных училища-медресе.

Старик, гревшийся на солнце, отпирает тяжелые двери. Проходите! Тут музей. На стендах висят фотографии советской Бухары, схемы древнего водоснабжения. Когда-то в городе было 360 хаузов - водоемов с проточной водой, - соединенных подземной сетью каналов. Сейчас остались лишь десятки. Ими пользуются, хотя до сих пор неизвестно, каким образом подведена вода. Такая же история с тремя сохранившимися со средних веков банями. Одну из них недавно пытались реконструировать, разобрали, после чего канализация XVI века перестала работать. Восстановить ее не смогли. Теперь работают только две.

Один рисунок на стенде отклеился. Старик охает и пытается вытрясти каплю клея из баночки. Кончился. Раньше следили за всеми памятниками, теперь вот не справляются, вздыхает смотритель. Несколько лет назад сняли с петель все резные двери во внутреннем дворе.

Мы забираемся по осыпающейся лестнице на крышу медресе. Сверху видны учебные галереи, пустой двор, старое тутовое дерево и старик-сторож. Тутовые деревья сажали специально, - доносится его голос. Их длинные корни осушают подземные соленые воды, залегающие под Бухарой и подмывающие фундамент зданий... При виде разрушающегося медресе меня пронзает мгновенная мысль о том, как легко может исчезнуть старый Узбекистан, невидимый для большей части туристов. Не станет смотрителя, засохнет дерево, погибнет здание.

Место: Узбекистан, Бухара, медресе Абдулла-Хана
Location: Uzbekistan, Bukhara, Abdulla-Khan Madrassah

Ичан-Кала

Стены Ичан-Калы, Хива, Узбекистан. Ichan Kala walls, Khiva, Uzbekistan. Photographer - Konstantin Kalishko.

За Бухарой дорога ныряет в бескрайние пространства пустыни Кызылкум. Ровная поверхность с буграми песчаных дюн и бесплотными силуэтами саксауловых деревьев. Так до самой Хивы, более 500 км. Когда-то целая вечность для караванов, идущих со скоростью 30 км в день! Каким же небывалом чудом должен был казаться усталым и изможденным путникам хивинский зеленый оазис на границе двух зловещих пустынь Кызылкум и Каракум.

Здесь в низовьях Амударьи, в пойменных лесах водились в изобилии разные птицы, звери и даже тигры! Эти места называли «среднеазиатским Египтом». На территории оазиса располагался центр древнего государства Хорезм. Хива входила одно время в его состав и являлась одним из узловых городов для караванных путей. Правда, ее торговая специализация довольно мрачна. Это был один из крупных центров работорговли в Средней Азии.

Первое, что видишь, подъезжая к Хиве – необычные пузатые стены из глины. Они опоясывают внутренний старый город Ичан-Калу. Второй, внешний оборонительный круг стен сохранился лишь частично в пределах современной Хивы. Ичан-Кала – город-музей. На ее территории запрещено строительство. Уникальная возможность увидеть, почувствовать средневековый город не от памятника к памятнику, а целиком, от выхода на улицу до отдыха в придорожной чайхане.

По вечерам улицы пустеют. Зажигаются необычайно крупные, яркие звезды. В их призрачном свете Хива молодеет, сбрасывает паутину исторических морщинок и пару сотен столетий. В тишине отдаются одинокие шаги по каменным плитам. Городские ворота прикрыты, словно Ичан-Кала пытается скрыться за ними от современности, защитить хрупкую сказочную атмосферу.

Место: Узбекистан, Хива, Ичан-Кала
Location: Uzbekistan, Khiva, Ichan Kala

Лазурь Шахи-Зинда

Самарканд. Комплекс Шахи-Зинда. Древняя архитектура Узбекистана.

Солнце отражается в блестящих голубых изразцах, покрытых тонкой геометрией узора и завитками каллиграфии. Стихи во славу Аллаха вязью поднимаются по сине-белым стенам мавзолеев и мечетей, растворяясь где-то в высоком небе среди облаков и голубей. Воздух спокоен и тих, лишь изредка ветер врывается в арочные проходы, срывая с женских голов легкие шали и платки.

Шахи-Зинда значит «Живой царь». Культ этого святого существовал в Самарканде с доисламских времен. Арабы пристроили его в свой пантеон через дальнее «родство» с пророком Мухаммадом. По легенде святой получил смертельное ранение при сражении под стенами Самарканда, но не умер, а ушел под землю, став «вечно живым» покровителем города. Его мавзолей (примерно XI в., достроен в XIV в.) пользовался таким почтением и популярностью, что со временем превратился в подобие кремлевской стены. Знатные горожане стремились построить свои усыпальницы, как можно ближе к месту упокоения святого. При этом они заказывали строительство у искусных архитекторов. В результате получилась целая улица-музей лучших образцов архитектуры древнего Самарканда.

Здесь нет сувенирных лавок, больших туристических групп, современных зданий на заднем фоне и других отвлекающих моментов цивилизации. Сохранен кусочек восточной сказки. Первая глава из 1001 ночи, действие которой, кстати, начинается в Самарканде.

Место: Узбекистан, Самарканд, Шахи-Зинда
Location: Uzbekistan, Samarkand, Shahi-Zinda