Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Храмы Ангкора. Баньян камень точит.

Камбоджа, храмы Ангкора. Та Пром. Фотограф: Константин Калишко. Cambodia, temples of Angkor. Ta Prohm. Photographer: Konstantin Kalishko. www.kalishko.com

Сквозь беспорядочный клубок растительности проступают очертания каменной стены и полуразрушенный вход. Перешагивая через змеевидные корни, распластанные по земле и уходящие то вглубь почвы, то сквозь стену, мы молча входим на территорию храма Та Пром.

Понятно, почему научное сообщество несколько раз отвергало известия об «открытии» Ангкора. Ученые не принимали всерьез словесные описания очевидцев, потому что они были похожи на галлюцинации больных малярией. Только в 1860 году французский натуралист Анри Мюо, опиравшийся на данные предыдущих исследователей, нашел в диких камбоджийских джунглях развалины Ангкора, сделал множество рисунков и сумел убедить общество в реальном существовании древней столицы кхмеров.

Та Пром не расчищен от буйной растительности, поглотившей его за несколько веков. Здесь можно ощутить возбуждение и изумление первооткрывателей, а также понять, почему их рассказам никто не верил. Стены храма практически скрыты в объятиях гигантских баньянов, деревьев-спрутов. Корни в один и даже в несколько обхватов бесстыдно заползают в проемы дверей, окон, разрушают потолок, вспарывают пол, душат статуи. Если бы человеческий глаз мог замечать рост растений, это был бы фильм ужасов про то, как лес съедает каменное здание без остатка.

Внутренний двор храма сродни картинам Сальвадора Дали. Расплавленные формы, мягко стекающие в пустоту. Корни высокого баньяна, падающиеся каскадами по ступеням. Причудливо изогнутые стволы, повторяющие движения божественных танцовщиц Апсар на старинном барельефе. Поразительный альянс живого и мертвого. Хрупкую атмосферу сюрреалистических фантазий нарушают восхищенный китайский гомон. Сплоченная группа, обвешанная фотоаппаратами, видеокамерами, гидами и сувенирами, облепляет барельефы и развалины Та Прома. Стены храма окончательно скрываются под напором природы и туристов.

Место: Камбоджа, Ангкор, Та Пром
Location: Cambodia, Angkor, Ta Prohm

Лазурь Шахи-Зинда

Самарканд. Комплекс Шахи-Зинда. Древняя архитектура Узбекистана.

Солнце отражается в блестящих голубых изразцах, покрытых тонкой геометрией узора и завитками каллиграфии. Стихи во славу Аллаха вязью поднимаются по сине-белым стенам мавзолеев и мечетей, растворяясь где-то в высоком небе среди облаков и голубей. Воздух спокоен и тих, лишь изредка ветер врывается в арочные проходы, срывая с женских голов легкие шали и платки.

Шахи-Зинда значит «Живой царь». Культ этого святого существовал в Самарканде с доисламских времен. Арабы пристроили его в свой пантеон через дальнее «родство» с пророком Мухаммадом. По легенде святой получил смертельное ранение при сражении под стенами Самарканда, но не умер, а ушел под землю, став «вечно живым» покровителем города. Его мавзолей (примерно XI в., достроен в XIV в.) пользовался таким почтением и популярностью, что со временем превратился в подобие кремлевской стены. Знатные горожане стремились построить свои усыпальницы, как можно ближе к месту упокоения святого. При этом они заказывали строительство у искусных архитекторов. В результате получилась целая улица-музей лучших образцов архитектуры древнего Самарканда.

Здесь нет сувенирных лавок, больших туристических групп, современных зданий на заднем фоне и других отвлекающих моментов цивилизации. Сохранен кусочек восточной сказки. Первая глава из 1001 ночи, действие которой, кстати, начинается в Самарканде.

Место: Узбекистан, Самарканд, Шахи-Зинда
Location: Uzbekistan, Samarkand, Shahi-Zinda