Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Боливия. Горная болезнь.



Боливия. Не советую прилетать туда самолетом, да еще после бессонной новогодней ночи в Нью-Йорке. Гораздо менее травматично постепенно подниматься наземным транспортом из Перу. Но с нами приключился именно первый вариант. Поэтому с горной болезнью я познакомилась достаточно жестко.

Помню, самолет подозрительно быстро снизился и совершил посадку. Дело в том, что аэропорт Ла Паса, административной и финансовой столицы Боливии, находится на высоте 4200 м. Самый высокогорный в мире. Здесь все – самое высокогорное.

Как только открыли входной люк. Бах. Мою грудь сдавило, в глазах потемнело, в ушах зазвучала бравурная музыка. Сознание покинуло тело в поисках более комфортного места проживания. Где-то вдали звучали сочувственные голоса стюардесс «Такая бледненькая!». Кислородная маска, кресло-каталка к трапу. Иммиграционный контроль? Не помню, но виза в паспорте есть. Медицинский кабинет. Не делайте резких движений!

В гостиницах Ла Паса для туристов предлагают стандартный сервис - кислородный балон в номер. Не отказывайтесь - незаменимая штука, чтобы нормально уснуть.

Как же бороться с неизбежной горнячкой.
Индейское название горной болезни – сороче. В любой аптеке вас сразу поймут и выдадут местные пилюли. В сочетании с чаем из листьев коки они помогают быстро и безболезненно адаптироваться на высоте. Свежие листья коки не оказывают никакого наркотического воздействия. Они являются легким стимулятором и усиливают способность легких абсорбировать кислород. Купить коку можно в магазине или на рынке. В гостиницах ее предлагают к завтраку. Ее можно жевать или заваривать, как чай.

Местные жители употребляют коку с незапамятных времен. Пришедшие испанцы активно использовали свойства коки на высокогорных серебряных рудниках. Еще бы: кока позволяет работать даже в самых тяжелых условиях, снижает аппетит и повышает лояльность к труду!

Общие советы для больных горнячкой: не лежать, двигаться, но не напрягаться, пить больше жидкости (негазированной), не переедать (особенно на ночь).

На фотографии: джип в Салар де Уюни.

Место: Боливия, Альтиплано, Салар де Уюни
Location: Bolivia, Altiplano, Salar de Uyuni

Лиссабон и мой любимый трамвай



Театр с имперским прошлым, сейчас немного обветшавший и выцветший под ярким солнцем. Каждый день жители этого города распахивают ставни, поднимают занавес и громко и отчетливо играют в жизнь. А рядом дышит покоренный много веков назад океан.
10 вещей, которые нужно сделать в Лиссабоне.

На фотографии: фуникулер Elevador da Bica. Работает с 28 июня 1892 г. Поднимается вдоль практически отвесной ул. Rua da Bica (автомобили здесь не могут проехать). Всего в Лиссабоне 3 работающих фуникулера: Bica, Lavra и Gloria. Gloria - самый туристический.

Улица Rua da Bica по-домашнему уютна. Ее ширина такова, что, когда проходит фуникулер, пешеходы теснятся ближе к стенам домов, а посетители крохотных уличных кафе поджимают ноги, чтобы проходящий трамвайчик их не отдавил. Местные жители считают улочку "своей". По вечерам, особенно в дни футбольных матчей, они вытаскивают телевизоры на улицу. Как же болеть в одиночестве? Соседи, прохожие, туристы – все подтягиваются к экрану. Расставляются столы, стулья и обязательно гриль, со стороны которого начинает тянуть аппетитным запахом брызжущих соком колбасок. В момент прохода фуникулера вся толпа, не отрываясь от просмотра, встает, освобождает рельсы и дает дорогу желтому вагончику. Водитель медленно проезжает, сам полностью поглощенный происходящим на телевизионном экране. Все опять рассаживаются по местам, и вечеринка продолжается.

Место: Португалия, Лиссабон, ул. Rua da Bica de Duarte Belo
Location: Portugal, Lisbon, Rua da Bica de Duarte Belo

Иранские хроники



В Персеполь нужно ехать рано утром, пока солнце не нагрело камни, скалы и песок до размягченного состояния. Инфраструктура праздничного города персидских царей была полностью разрушена еще Александром Македонским. Теперь найти тень в древних развалинах проблематично.

По одной из версий, город был построен для празднования торжеств. В первую очередь, для встречи Навруза – Нового года. В остальное время Персеполь пустовал. Дарий I (Великий) начал строительство в VI веке до н.э. Его продолжили правители с не менее громкими именами: Ксеркс I и II, Артаксерксы I, II, III.

Каждая деталь комплекса рассчитана на то, чтобы оставить в посетителе всего два чувства: торжественность момента и преклонение перед величием царей. Туристы попадают в Персеполь по парадной лестнице и через главные ворота, как члены пышных делегаций две тысячи лет назад. Низкие широкие ступени сделаны специально для гостей в длинных праздничных одеждах. Здесь не взбежишь наверх второпях, подхватив концы тоги.

С просторной площади наверху открывается вид на обширное пространство, когда-то впечатляющее фасадами дворцов, галереями и коллонадами. Сейчас змейки туристов струятся сквозь имперские руины, обвивая остовы колонн и пытаясь найти тень в уцелевших дверных проемах фантастического размера.

Взгляд останавливается на грандиозных воротах Ксеркса, охраняемых гигантскими крылатыми тварями. Прикрывая глаза от слепящего солнца и грозных барельефов, запрокидываешь голову. Где-то на самом верху красуется гордая надпись «Я Ксеркс, Великий Царь, Царь царей, Царь всех земель... Множество прекрасных зданий создано в Персии. Я создал их, и мой отец создал их».

Место: Иран, Персеполь
Location: Iran, Persepolis

Миражи Бухары


Бухара, ансамбль Кош-медресе, медресе Абдулла-Хана (1588-1590).

Гул бухарского базара стихает на боковых улочках, где живут ремесленники. Стая почтовых голубей, гоняемая мальчишкой, шумит крыльями над верхушкой минарета. На пустынной площади стоят друг напротив друга два бывших религиозных училища-медресе.

Старик, гревшийся на солнце, отпирает тяжелые двери. Проходите! Тут музей. На стендах висят фотографии советской Бухары, схемы древнего водоснабжения. Когда-то в городе было 360 хаузов - водоемов с проточной водой, - соединенных подземной сетью каналов. Сейчас остались лишь десятки. Ими пользуются, хотя до сих пор неизвестно, каким образом подведена вода. Такая же история с тремя сохранившимися со средних веков банями. Одну из них недавно пытались реконструировать, разобрали, после чего канализация XVI века перестала работать. Восстановить ее не смогли. Теперь работают только две.

Один рисунок на стенде отклеился. Старик охает и пытается вытрясти каплю клея из баночки. Кончился. Раньше следили за всеми памятниками, теперь вот не справляются, вздыхает смотритель. Несколько лет назад сняли с петель все резные двери во внутреннем дворе.

Мы забираемся по осыпающейся лестнице на крышу медресе. Сверху видны учебные галереи, пустой двор, старое тутовое дерево и старик-сторож. Тутовые деревья сажали специально, - доносится его голос. Их длинные корни осушают подземные соленые воды, залегающие под Бухарой и подмывающие фундамент зданий... При виде разрушающегося медресе меня пронзает мгновенная мысль о том, как легко может исчезнуть старый Узбекистан, невидимый для большей части туристов. Не станет смотрителя, засохнет дерево, погибнет здание.

Место: Узбекистан, Бухара, медресе Абдулла-Хана
Location: Uzbekistan, Bukhara, Abdulla-Khan Madrassah

Облака под колесами

Соляная пустыня в Боливии. Salar de Uyuni, Bolivia. Photographer - Konstantin Kalishko.

Что значат слова «крупнейший в мире солончак»? Разве по ним можно понять, что это безграничное ничто. Белое пятно на карте. Соляная пустыня Salar de Uyuni.

В январе в Боливии лето и сезон дождей. Вся поверхность соляной пустыни покрыта тонкой пленкой воды, создающей безукоризненное отражение. Пронзительно-голубые небеса распахиваются на 360 градусов в обеих плоскостях. Любой предмет, человек, машина оказывается заключен в зеркальную сферу фокусника. Стоишь и падаешь одновременно, как в космосе.

Холодный ветер, палящее солнце, соль повсюду. Нет границ, нет горизонта. Глаз цепляется за темную точку. Нагруженный пассажирами, старый рейсовый автобус, разгоняя облака, пересекает солончак. Жители деревни едут на работу в райцентр.

Место: Боливия, Альтиплано, Салар де Уюни
Location: Bolivia, Altiplano, Salar de Uyuni

Суфий

Иранский суфий, Исфахан, Иран. Iranian Sufi, Isfahan, Iran.

Базар Исфахана. Мы сидим на коврах в ковровой лавке, смотрим на ковры, пьем чай за столом, покрытым ковром и ведем разговоры о коврах. Неудивительно, мастерство ковроткачества и институт ковра развиты в Иране более чем 2500 лет. Узор на ковре переплетается с религией, культурой, жизнью и душой иранского народа.

В разгар беседы, примерно на двадцатом раскатанном перед нами ковре, в магазин входит персонаж сказочной наружности. Белая пушистая борода, белая шапочка, белые свободные одежды и мягкие тапочки с острыми носами. В руках медная миска и солидная трость с тяжелым набалдашником. На пальцах сверкают перстни с камнями, через плечо висит цветная сумка.

Саид почтительно усаживает его и представляет: «Это суфий. Вы можете задать ему свои вопросы». Настоящий суфий?! Все жизненно-важные и философские вопросы тут же выветриваются. Остается глупейшая туристическая просьба сфотографироваться. Суфий снисходительно соглашается, а на прощанье неожиданно бодро и зычно гаркает «Ауфидерзейн» и растворяется в шуме базара.

Место: Иран, Исфахан, базар
Location: Iran, Isfahan, bazaar

Остров пингвинов

Rockhopper penguins. Пингвины рокхопперы. Аргентина, Патагония.

Если из Буэнос Айреса долететь до Комодоро Ривадавия, пересесть там на автобус и провести 4 часа, разглядывая патагонские степи с цветущим чертополохом и бессмертниками, то приедешь, в конце концов, в бухту Желания, колониальный городок Пуэрто Десеадо. Оттуда уже рукой подать до цели путешествия — острова пингвинов.

Час по атлантическим волнам, среди которых периодически всплывают черно-белые дельфины, и мы швартуемся к скалистому берегу. Обдуваемый ветрами, палимый солнцем, изъеденный океанской солью этот кусочек суши довольно густо заселен.

Ближайший галечный пляж оккупирован магеллановыми пингвинами. Пугаясь приехавших нескладных гулливеров, они сбиваются в плотные молчаливые толпы. Привилегированные пингвины-поселенцы настороженно выглядывают из дверных проемов и окон полуразрушенных каменных домов. Это здания бывшей фабрики по переработке тюленьего жира и кожи.

Недавние фабричные жертвы, забыв о прошлом, занимают соседний пляж. Больше всего здесь морских львов с гаремами. Шумные, вонючие, ревнивые мужланы сочатся сексуальным напряжением. Внезапно трехтонная туша, похожая на чудовищного слизня, с плотоядным хрюканьем подминает самку, в четыре раза меньшую по размеру. Дикий страх дает самке силы вырваться из под гигантского брюха и с воплями о помощи броситься прочь. Начинается древняя как мир погоня... Впрочем, мы отвлеклись.

Самые необычные жители острова прячутся в отдалении от тюленьих страстей. Среди острых скал, покрытых ледниками гуано, смешно подскакивают деловитые миниатюрные пингвины рокхопперы. Ветер взбивает их модные стрижки с желтым мелированием. Они не реагируют, продолжая прыгать все выше. Пока не доберутся до места совместного отдыха. Здесь уже можно поправить прическу, помахать крыльями, крикнуть что-нибудь обидное надоевшему соседу и, конечно же, попозировать для камер заезжих туристов.

Место: Аргентина, Патагония, Пуэрто Десеадо, Остров пингвинов
Location: Argentina, Patagonia, Puerto Deseado, Penguin island