shot_story


Shot-story

Дорожный блокнот с картинками


Венеция. Как и где делают гондолы.
shot_story
Венеция. Верфи для гондол. Venice Squero San Trovaso

Крохотная семейная верфь Squero San Trovaso создает, ремонтирует и реставрирует гондолы с 17 в. В те времена, 15-17 вв, в Венеции работали десятки лодочных мастерских, а городские каналы заполняла 10000-ная гондольная «флотилия». Сегодня традицию поддерживают около 450 туристических гондол и всего 3 верфи–squero.

8 пород деревьев: дуб, пихта, вишня, лиственница, орех, липа, красное дерево, вяз. 280 выточенных вручную деталей. Месяцы кропотливого труда. 15 лет, чтобы обучиться ремеслу. Неудивительно, что цена самой простой гондолы начинается от 20000 евро.

Посмотреть на процесс гондолотворения можно прямо из бара, расположенного через канал напротив от верфи.

Место: Венеция, верфь Squero San Trovaso
Locationa: Venice,
Squero San Trovaso


Венеция. Очевидная и невероятная
shot_story
Grand Canal, Venice. Photographer: Konstantin Kalishko.

Можно пережить Париж, выдержать взгляд Сфинкса и заскучать на афинском Акрополе, но остаться равнодушным к Венеции невозможно. С первым же плеском весла, с бликами солнца на мраморе дворцов, свесивших свои ступени в молочно-малахитовую воду Канале Гранде, зритель получает такой мощный удар красоты под дых, что еще долго изумленно глотает влажный, пахнущий морем воздух.

Позабыв о «неизбитых маршрутах», «нетривиальных местах» и других способах избежать вытоптанной туризмом тропы, даже искушенный путешественник здесь совершает самые очевидные туристические обряды. Гоняет голубей на Сан Марко, разглядывает расписанные Тинторетто потолки, примеряет карнавальные маски и, конечно, до изнеможения катается по каналам.

Может быть дело в «высокой воде», несколько раз в год смывающей с города осадок миллионов взглядов и пятна восторгов, ежедневно оставляемые круизными толпами. Поэтому все открыточные, миллионы раз сфотографированные достопримечательности выглядят настоящими и неподдельными. Такими, как их видели венецианцы и их гости до открытия феномена массового туризма.

И лучший, подлинный способ рассматривать Венецию все тот же, что последние несколько веков, – задумчиво облокотившись на бархатное кресло гондолы.

(анонс на ближайшие дни)
Made in Venice. Где посмотреть, как делают гондолы.
Что такое форкола.
Униформа гондольера.
Права на вождение гондолы.
Сколько стоит арендовать гондолу в Венеции.

Место: Италия, Венеция, Гранд Канал
Location: Italy, Venice, Grand Canal


Порто, Португалия. Винный туризм. Практическая информация.
shot_story
Португалия, Порто, Вила Нова ди Гайо, винный туризм. Фотограф: Константин Калишко. Portugal, Porto, Vila Nova di Gaio, wine tourism. Photographer: Konstantin Kalishko. www.kalishko.com
В продолжении темы винного туризма.

Порто, Португалия
Начиная со второй половины XVIII в. в Португалии запрещено хранить, выдерживать и бутилировать портвейн на продажу где-либо, кроме как в скромном городке Вила Нова ди Гайо, который расположен сразу за рекой, напротив своего соседа Порто.

Вдоль пристани Вила Нова ди Гайо покачиваются лодки rabelos, на которых перевозили вино с виноградников в город до того, как плотина электростанции перегородила реку. Набережная заставлена сувенирными и настоящими бочками, застроена низкими вытянутыми помещениями, из дверей которых тянет прохладой погребов. Это и есть погреба, винные склады-лоджи, где хранится мировой запас портвейна. За первым рядом лоджей еще один, еще и еще. На перекрестках указатели не улиц, а виноделен. Большинство дверей распахнуты с 10 утра. Ознакомительные туры и дегустации предлагают несколько десятков домов.

Нужно собрать все силы, чтобы покинуть этот искусственный рай, наполненный благородными винными парами и историей. И отправиться в сентиментальное путешествие вдоль реки Доуру – «закусывать» выпитый портвейн видами полей и виноградников.
Португалия, Порто, Вила Нова ди Гайо, винный туризм. Фотограф: Константин Калишко. Portugal, Porto, Vila Nova di Gaio, wine tourism. Photographer: Konstantin Kalishko. www.kalishko.com

Когда
Хорошее время для посещения с мая по начало октября. Пиковый туристический сезон, когда все винные дома гарантированно открыты для посетителей – июнь-сентябрь. По возможности стоит избегать августа, когда вся отпускная Европа отправляется колесить по городам и весям. В это время обнаруживается тотальный дефицит гостиничных номеров, свободных мест в ресторанах и внимания к туристам.
Праздники
Праздники сбора урожая начинаются в конце сентября и продолжаются до середины октября. Расписание мероприятий можно уточнить в турофисе Порто.
23-24 июня в Порто проходит красочные гонки на старинных винных барках rabelos – Festas de São João (Программа праздника на июнь 2013 г.)

С чего начать
Ни в одной винодельне вам не расскажут так подробно и доходчиво о классификации и разнообразии портвейнов, как в укромном ресторане Solar do Vinho do Porto (Rua Entre Quintas 220). Винный бар скрыт в листве cадов Palácio de Cristal, расположенных на высоком холме. В коллекции ресторана, курируемого Институтом портвейна и вин региона Доуру, несколько сотен видов портвейнов. На рекомендации профессиональных официантов нужно полагаться в обязательном порядке. И ориентируясь на них составлять план посещения понравившихся хозяйств.

Туристический офис в Вила Нова ди Гайо находится прямо на набережной (Av. Diogo Leite) среди винных подвалов. Там посетители получают детальную карту города, а также список виноделен, открытых для посещения. Еще неплохо выпросить таблицу лучших винтажей, годов, когда урожай был исключительным по качеству.

За пределами города винным центром считается деревушка Пиньяу, стиснутая в ложбине гор и излучине реки. Три улицы, пристань, железнодорожный вокзал с ренессансными картинами сбора урожая. Вокруг винодельческие поместья (quintas) с вековой и старше историей, необыкновенной приятности пейзажи и не меньшей приятности люди. Офис по туризму находится сразу возле железнодорожной станции (Largo da Estação).

В следующем посте - об особенностях винного туризма в Порто + список наиболее интересных для посещения винных погребов.


Небо Тосканы
shot_story
Tuscany view. Photographer: Konstantin Kalishko, www.kalishko.com


Я лежу на кровати и смотрю в распахнутое окно. Через него на меня нисходит тосканская благодать высшей пробы. Долина Валь д’Орча. Мягкие линии полей, холмов, облаков. Иконописная старая слива, под ней стол из грубых досок. И нежный цвет неба, прозрачный голубой с золотым.




Хотите увидеть небо Тосканы – пересмотрите лучшие примеры сиенского треченто или русские иконы эпохи Рублева. Мадонна Симоне Мартини и рублевские ангелы одеты в этот божественный цвет. Подумать только, какой тонкой, неуловимой нитью связано общее для всех русских чувство близости с Италией. И наиболее полно оно ощущается здесь – у первоисточника Ренессанса, в сердце Тосканы.




Но конечно же тосканское небо нужно видеть вживую. И нет для этого лучшего способа, чем агротуризм. Когда вместо городской гостиницы ты выбираешь проживание на ферме, расположенной где-то в полях, где ошибается GPS, нет указателей, а адрес выглядит, как список отметок для профессиональных охотников.





Tuscany view. Photographer: Konstantin Kalishko, www.kalishko.com


На ферме я оказалась вчера поздно вечером. Фермер Вильмо обрадовался мне, как родной. Завел свой трактор, куда уже поместилась половина его семейства: жена со стопкой полотенец и младший сын с мылом и порционными шампунями. Таким эскортом меня проводили к старому каменному дому с высокой лестницей, большой террасой, гигантским камином, куда можно подвесить тушу кабана, и тем самым видом из окна, что держит меня в сладком очаровании вот уже более получаса.




Место: Италия, Тоскана, окрестности Монтикьелло


Location: Italy, Tuscany. nr. Monticciello


Каторга на вулкане. Индонезия, Иджен
shot_story



На дне кратера вулкана кипит работа. Сгорбленные фигурки исчезают и появляются в желтом дыму. Порыв ветра на мгновение разрывает ядовитую пелену, и я вижу фантастическую картину в стилистике Босха.
Инфернальный алхимический опытный котел. Прямо в склон дышащей горы воткнуты керамические трубы. По ним стекает сконденсированная из пара красно-оранжевая расплавленная сера, застывая сталактитами и лужами лимонного цвета. Тщедушные человечки с кирками в руках раскалывают остывшие серные глыбы на куски. Все это в плотном облаке вулканических газов, выворачивающих наизнанку легкие.





Вулкан Иджен на самом востоке индонезийского острова Ява – двойная достопримечательность. Красива сама воронка кратера: идеальная форма, малахитовое озеро в центре, желтые клубы газовых выбросов непрерывно курящейся сольфатары. Но более пейзажей завораживают сцены изнурительного труда добытчиков серы.

Ветер вновь меняет направление и тяжелая дымная завеса внезапно идет прямо на меня. Адская удушающая смесь серных газов, прямо из преисподней, скрывает небо и перекрывает кислород. Откашливаясь и хватаясь за покрытые желтой взвесью камни я быстрее иду наверх, к кромке вулкана. Узкая тропинка петляет среди наваленных валунов. Дыхание никак не восстанавливается. Поднявшись до середины воронки, я присаживаюсь передохнуть. Сплевываю вязкую слюну на землю покрытую такими же, но только кровавыми плевками рабочих. Проблема с легкими – профессиональное заболевание местных трудяг.

Один из шахтеров медленно проходит мимо меня. Резиновые сапоги, мешковатые штаны, рваная футболка и матерчатая повязка, как смехотворное средство защиты от отравленных испарений. Маленький, худой, жилистый он тяжело ступает под грузом поскрипывающего бамбукового коромысла. В двух плетеных корзинах он несет 90 кг свежедобытой серы. Судя по фигуре, это почти его двойной вес.



200-метровый подъем из кратера, потом 4 км узкой, серпантином сбегающей вниз дороги. До пункта приема, где его добычу взвесят, сделают отметку в журнале и выдадут заработанное – около 5 долларов США. При таких низких расценках и большом количестве рабочей силы механизация процесса и применение комплекса дорогостоящих мер безопасности совершенно не интересны владельцам шахты.

За рабочий день самый выносливый работник может сделать не более 3-х походов туда-обратно. Работа начинается еще ночью при свете факелов и голубых зловещих сполохов самовоспламеняющейся серы, а заканчивается к полудню. В это время выбросы газов становятся слишком сильными, делая работу невозможной даже для этих сверхчеловеков.
Сверхчеловек тем временем весело подмигивает мне и сохраняя равновесие идет дальше, аккуратно ступая по скользким отполированным камням.

Наверху его уже поджидает толпа туристов, не решившихся спустится вниз. Они облепляют свою очередную жертву, пыхают вспышками в лицо, фотографируются на его фоне, безуспешно пытаются поднять корзинки с серой, задают дурацкие вопросы, хохочут, тычут большими пальцами вверх и наконец отпускают, выдав на прощание шоколадку и пачку печенья.

Смиренно пройдя это испытание, шахтер продолжает путь, на ходу разворачивая шоколадный батончик и выбрасывая обертку в кратер вулкана.





Место: Индонезия, о.Ява, вулкан Иджен
Location: Indonesia, Java, Kawah Ijen


Здесь можно посмотреть отличное видео про работу на Иджене.


Узбекистан. Библейские мотивы
shot_story
Узбекистан, окрестности Ургута. Фотограф: Константин Калишко. Uzbekistan, Urgut. Photographer: Konstantin Kalishko

На одной из горных дорог, где ишак считается более надежным средством передвижения, чем автомобиль, мой водитель спросил, не хочу ли я заглянуть в гости в обычный сельский дом. По узкой козьей тропке мы спустились к глиняной мазанке. Нам открыла дверь немного испуганная и смущенная женщина. Мой гид что-то сказал по-узбекски, она улыбнулась и повела нас в дом.

Пригнувшись я вошла внутрь. Сени и одна небольшая комната. Плотно утоптанный земляной пол, низкий потолок, укрепленный нестругаными досками. Вместо мебели две лежанки – фактически просто поднятая чуть выше земля – накрытые парой самых скромных ковриков. На шнуре свисает бесполезная лампочка. «Электричества здесь нет уже несколько месяцев», объясняет водитель. За деревянной перегородкой слышно блеяние. Сквозь щели видна коза и козленок.
Бывает такая чистая и неосознающая себя таковой бедность, которая становится похожей уже на святость.

«Попробуйте». Я оборачиваюсь и вижу, что хозяйка протягивает мне глиняную плошку с домашним кефиром. За ее юбку держатся двое малышей с вытаращенными от ужаса и любопытства глазами. В такие моменты грешники в писаниях падают на колени и целуют ноги святым. Я же молча беру плошку и выпиваю этот кислый, с комочками кефир, который в реальной жизни люто ненавижу. Благодарю, пытаюсь дать какие-то деньги, от чего мне становится еще хуже. И долго молчу, уже сидя в машине и рассматривая остальные дома в этом кишлаке.


«Вы знаете, в богатом доме для гостя зарежут барана и сделают плов специально для него. Угощение – это даже не традиция. Это священная обязанность каждого человека», - говорит водитель. «А у этой женщины больше ничего нет из еды. Вот она и предложила самое ценное, что у нее есть».

Место: Узбекистан, окрестности Ургута
Location: Uzbekistan, nr Urgut


Храмы Ангкора. Баньян камень точит.
shot_story
Камбоджа, храмы Ангкора. Та Пром. Фотограф: Константин Калишко. Cambodia, temples of Angkor. Ta Prohm. Photographer: Konstantin Kalishko. www.kalishko.com

Сквозь беспорядочный клубок растительности проступают очертания каменной стены и полуразрушенный вход. Перешагивая через змеевидные корни, распластанные по земле и уходящие то вглубь почвы, то сквозь стену, мы молча входим на территорию храма Та Пром.

Понятно, почему научное сообщество несколько раз отвергало известия об «открытии» Ангкора. Ученые не принимали всерьез словесные описания очевидцев, потому что они были похожи на галлюцинации больных малярией. Только в 1860 году французский натуралист Анри Мюо, опиравшийся на данные предыдущих исследователей, нашел в диких камбоджийских джунглях развалины Ангкора, сделал множество рисунков и сумел убедить общество в реальном существовании древней столицы кхмеров.

Та Пром не расчищен от буйной растительности, поглотившей его за несколько веков. Здесь можно ощутить возбуждение и изумление первооткрывателей, а также понять, почему их рассказам никто не верил. Стены храма практически скрыты в объятиях гигантских баньянов, деревьев-спрутов. Корни в один и даже в несколько обхватов бесстыдно заползают в проемы дверей, окон, разрушают потолок, вспарывают пол, душат статуи. Если бы человеческий глаз мог замечать рост растений, это был бы фильм ужасов про то, как лес съедает каменное здание без остатка.

Внутренний двор храма сродни картинам Сальвадора Дали. Расплавленные формы, мягко стекающие в пустоту. Корни высокого баньяна, падающиеся каскадами по ступеням. Причудливо изогнутые стволы, повторяющие движения божественных танцовщиц Апсар на старинном барельефе. Поразительный альянс живого и мертвого. Хрупкую атмосферу сюрреалистических фантазий нарушают восхищенный китайский гомон. Сплоченная группа, обвешанная фотоаппаратами, видеокамерами, гидами и сувенирами, облепляет барельефы и развалины Та Прома. Стены храма окончательно скрываются под напором природы и туристов.

Место: Камбоджа, Ангкор, Та Пром
Location: Cambodia, Angkor, Ta Prohm


Куй жареный
shot_story


Куй (cuy) или, по русски, морская свинка – провокационное блюдо для иностранцев и любимое для индейцев Южной Америки. Точно известно, что свинок в Андах разводили уже в 900 г. до н.э. Испанцы привезли симпатичных зверьков в Европу, где они сразу стали (за)морской модной новинкой из разряда экзотических питомцев.

Куй неприхотлив, он питается объедками с кухни, любит размножатся и не требует много места. Неудивительно, что он пользуется популярностью в Андах, как домашний скот. Часто можно увидеть, как пушистые мордочки носятся по индейской кухне в радостном неведении своей участи.

Учитывая чувства туристов, а также то, что в больших городах проживает довольно много испанцев, тоже не признающих морских свинок за еду, в городских ресторанах редко встретишь этот деликатес. Вывеску «Жареные куи» (cuy asado) следует искать вдоль загородных дорог и в небольших индейских поселениях. Эмоциональным людям следует попросить заранее порезать готовую свинку на порционные куски. Иначе на тарелке принесут целую тушку, а это зрелище не для слабонервных.



Базовый рецепт прост. Куя маринуют в смеси лука, зеленого перца, чили и зиры (специи могут варьироваться), затем насаживают на вертел и готовят около 20 минут над горячими углями до появления хрусткой золотой корочки. Свинка получается нежной и сочной, по вкусу и фактуре напоминает кролика.

Место: Эквадор, окрестности Кито, Fiambre's Restaurant
Location: Ecuador, close to Quito, Fiambre's Restaurant


Оправдание фуа гры
shot_story



Быть может мне не стоило ехать на ферму по производству фуа гры, но уж очень хотелось проверить А.Дюма. В Кулинарном словаре он писал о гусиных ужасах. Птиц обездвиживают, прибивая их лапы гвоздями к полу. Выкалывают им глаза. Не дают воды. Все ради того, чтобы их печень набрала драгоценную жирность и нежность.


С момента этих описаний прошло больше ста лет. Гуманизм не победил чревоугодие, но птичьи условия стали мягче. Современные гурманы довольно спокойно наблюдают процесс кормления птиц.





У гуся вытягивают шею, засовывают в открытый клюв длинную воронку. К воронке присоединен шланг, по которому поступает смесь кукурузных зерен и воды. Кормилец нажимает на педаль подачи, смесь заполняет птицу под самое горлышко. И так до 4-х раз в день. Пока печень не увеличится до предписанных объемов.


Фермер объясняет, что подобное питание – имитация естественного процесса. Печень перелетных птиц обладает натуральной способностью вырастать в несколько раз. Это происходит перед длительными перелетами, когда гуси усиленно едят.


Видя сомнение на лицах экскурсантов, хозяин фермы переключает внимание на собственные тяжелые условия труда. Он рассказывает, что еще в середине XX в. его родителям приходилось кормить стадо вручную. Машин не было, корм закладывали через воронку руками. Каторжный труд!


Все сочувственно вздыхают и переходят в фермерскую лавку, где уже не надо смущенно смотреть в глаза гусям и уткам, а можно смело разглядывать этикетки и ценники.


Я уезжаю со смешанным чувством вины и радостью обладания парой килограммов деликатесного товара. С совестью меня примиряет мысль о том, что это Франция. Ее национальная кухня включена в список ЮНЕСКО, как нематериальной культурное наследие. А чужую культуру надо уважать.


Место: Франция, Дордонь, ферма Élevage du bouyssou

Location: France, Dordogne, Élevage du bouyssou farm


Португалия. Портвейн не для продажи
shot_story

Наконец, дорога приводит в городок Пиньяу (Pinhão), стиснутый в ложбине гор и излучине реки. Три улицы, пристань, железнодорожный вокзал с традиционным панно из азулежус с ренессансными картинами сбора урожая. Вокруг сплошь винодельни, винодельческие поместья-кинтас с вековой и старше историей, необыкновенной приятности пейзажи и не меньшей приятности люди. Так выглядит сердце индустрии портвейна, мировой центр производства.

Вечером в Пиньяу все спит, открыт только бар на набережной. Бар помещается в настоящей гигансткой винной бочке. Внутри полки, заставленные бутылками с этикетками и без, бочонки и хозяева, муж с женой. Перед баром выставлены несколько столов, за ними сидят веселые люди с гитарой. Виноделы из соседней деревушки отмечают редкий выходной день.


Чтобы органично соответствовать картине, достойной пера Рабле, пришлось постараться. Ко второму часу мы выясняем имена виноделов и всех их друзей, родственников, соседей, названия их виноделен, всю линейку производимых вин и планы на будущий год. Проникшись расположением, хозяин бара-бочонка выносит бокал густого портвейна. Угощаю!

Удивительно сложный, богатый, невероятно гармоничный вкус, будто пробуешь само время, безмятежно текущее в щедрой долине. Автохтонный местный житель, проведший в бочке 40 лет своей жизни, он непринужденно переходит на Ты со всеми присутствующими. Все настойчивые просьбы продать волшебный порто с домашней винодельни хозяин отвергает. Как вы не понимаете – этот портвейн не для продажи, а для угощения. Когда мне нравится человек, я хочу сделать ему приятное. Я подношу ему бокал лучшего вина из своего погреба, делюсь с ним частичкой своей души, своего сердца. Разве можно такое продавать? Возвращайтесь – и я вас угощу. Дорогу вы уже знаете.

/Особенности винного туризма в Португалии/

Место: Португалия, Пиньяу
Location: Portugal, Pinhão

?

Log in

No account? Create an account