May 11th, 2010

Так хоронил Заратустра



Полуденное солнце прижимает к земле, туманит разум, замедляет движения. Мы ползем по склону холма на окраине старого города. Вверх, к древней каменной дахме, зороастрийской «башне молчания». Наверху пусто и смертельно жарко. Внутри башни только битые камни. Погребальная яма, где оставляли тела, завалена землей. Очень хочется пить. Какая цивилизованная беспечность – не брать с собой воду всегда и везде.

У подножия холма несколько полуразрушенных помещений, пустой резервуар для хранения воды. Жажда становится невыносимой, но до машины еще далеко. Покосившееся от зноя сознание рисует тени мертвых, сочувственно поглядывающие из-за углов. Одна из теней материализуется в старика-зороастрийца. Это сторож действующего кладбища, расположенного неподалеку. Он молча приглашает нас в дом и наливает звенящей от холода воды в железную кружку. Он стоит и улыбается, глядя, как мы жадно пьем.

Вплоть до 70-х гг прошлого века зороастрийская община Йезда, крупнейшая из сохранившихся в Иране, использовала «башню молчания» по прямому предназначению. Происходило это следующим образом. Так как, по обычаю, тело умершего человека не должно осквернить ни земли, ни воды, ни воздуха, ни огня, то зороастрийцы привозили своих мертвых в специальные башни — дахмы и оставляли их на растерзание птицам.

Во второй половине XX столетия иранские власти запретили архаичные похороны. Теперь блюстители обрядов погружают тела умерших в бетон. И уже в таком изолированном виде предают прах земле.

Место: Иран, Йезд
Location: Iran, Yazd